ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ КУЛЬТУР

AMICUS IN COMMODUS AB INIMICO NON DIFFERT (лат.) – неловкий друг не отличается от врага

Насколько в нашей жизни необходимо уважать традиции, настолько же опасно поклоняться штампам.

Психологические штампы неизбежны. Это упрощения, которые человек придумывает себе, как закладка в нужном месте книги – напишу самые главные слова, а по ним вспомню остальное. Но со временем, в памяти остаётся только написанное на закладке…

К сожалению, для немалого количества людей образ ЛДПР состоит из самых грубых штампов. И здесь практически «линией фронта» является ситуация в национальных республиках. Здесь недоброжелатели ЛДПР без всякой меры эксплуатируют придуманные лозунги, суть которых сводится к откровенному шовинизму, а иногда и к экстремизму. Якобы русские стремятся к абсолютной власти, и чем меньше вокруг них будет представителей любых других национальностей, тем лучше. Бывая в разных регионах России, приходится сталкиваться с довольно распространённой ситуацией искренних сторонников ЛДПР, - своеобразной «страусиной политикой».

К сожалению не очень опытные функционеры стараются избегать обсуждение национального вопроса в рамках проекции стратегии ЛДПР на конкретно взятый национальный регион. А бездействие, как известно, это одно из самых страшных видов оружия самоуничтожения. В тишине молчания либеральных демократов, слышны громкие голоса недругов. Печально, что, очень часто это голоса откровенных дураков, но такие голоса звучат в унисон штампу укоренившемуся в сознании обычных людей – «ЛДПР против всех нерусских»!

С точки зрения человеческой психологии здесь надо отметить очень важный нюанс, когда молчание пропагандистов ЛДПР по национальному вопросу формирует ещё более опасный негатив: «Если человек, не просто молчит, а упорно молчит – то это уже зловещее молчание». Поэтому от некоторых фантазёров можно услышать и откровенно бредовые выводы, которые, тем не менее, почерпнуты из истории некоторых политических движений прошлого, - у ЛДПР, помимо официальной идеологии, существует тайная доктрина, согласно которой только русские имеют право на человеческое существование.

Конечно, здесь можно улыбнуться на необузданность фантазии, но лучше задуматься. Ситуация непростая, но тем она и привлекательна для работы.

В борьбе со штампами надо безусловно понимать, что вектор «русские – нерусские» в разных регионах действует очень по-разному.

МОСКВА И КРУПНЫЕ ГОРОДА РОССИИ

Здесь в фокусе внимания национальной ситуации находятся в основном гастарбайтеры. Огромная неповоротливая махина городского муравейника выбрала их козлами отпущения. Жизнь жестока и слабые всегда оказываются крайними. Среди бесправных мигрантов сложно найти примеры следования национальным традициям, а тем более их пропаганды. Здесь главный вопрос – просто выжить и любой ценой заработать копейки, чтобы на Родине выжила оставленная семья.

Кроме того в неконтролируемом социальном хаосе сегодняшних мегаполисов всегда найдутся экстремисты, которые найдут возможность унизить социально нивелированных людей. А там где можно спрятаться среди толпы, легче всего бросить камень.

К сожалению город убивает любую национальную культуру. Поэтому в этих условиях социальной войны против человека, культура русского народа размыта не менее, чем все остальные.

Работа в этих непростых условиях очень сложна, но не является основным предметом этой статьи.

ГОРОДА ЦЕНТРАЛЬНОЙ РОССИИ

Тут ситуация более спокойная. Там где людей меньше, труднее затеряться, поэтому люди ведут себя более ответственно. Сказывается и природное спокойствие русского человека в привычной среде обитания. Резонансные социальные конфликты здесь редки. О противостоянии культур и здесь говорить не приходится. Мигранты прежних волн переселения ужу заняли свои социальные ниши и успокоились.

В качестве примера показательна ситуация города Калуги в перестроечное время. Тогда в городе и области образовалась мощная дагестанская диаспора. Кризисное противостояние с местными жителями дошло до того, что со стороны кавказцев поступило предложение переименовать Калугу в город Шамиль (пленённый имам Шамиль жил в Калуге с 1859 по 1868 гг.).

Мигранты последней волны стараются здесь как можно более незаметно интегрироваться в новых для них условиях.

МЕСТА ГОРЯЧИХ ТОЧЕК РОССИИ И ГРАНИЧАЩИЕ С НИМИ

«Там, где костёр погас, но угли ещё тлеют, не следует размахивать даже веером». В подобных местах русские по определению дорожат своей культурой, и в зависимости от ситуации пропагандируют её. Со стороны национальных движений собственное культурное продвижение часто является лишь декоративной надстройкой над политическими провокациями.

Это тот случай, когда необходимо время, для начала настоящего культурного диалога.

 

ЕСТЕСТВЕННЫЕ РУССКИЕ АНКЛАВЫ

Такие места характерны для Кубани, Ростовской области, горных районов Краснодарского и Ставропольского края. Русская культура здесь традиционно превалирует, но корректнее было бы охарактеризовать культурную ситуацию – как продвижение православной культуры казачества. То, что с раннего детства мальчики с гордостью надевают на праздники казачью форму, говорит о многом.

Но тут необходимо обратить внимание на случающееся перекосы. В ответ на случаи исторического геноцида казачества со стороны Советской власти, казаки иногда позиционируют себя не как русские, а именно, как «казаки».

По моему личному мнению здесь не стоит прибегать к обострениям, и не пытаться расставить все точки над «и», дожимая казаков до признания ими себя в первую очередь русскими и только потом казаками.

По большому счёту, феномен русской культуры до конца не исследован. И не будет никогда до конца исследован потому, что это динамичный постоянно развивающийся процесс, где идентификация русского начала может приобретать самые парадоксальные формы. И это очень хорошо – там, где есть стремление, там есть жизнь. Возможно, серьёзный учёный против того, чтобы ставить знак равенства между понятиями «русская культура» и «казачья культура». Но если казаки являются истинными защитниками глубинных интересов России, что они не раз доказывали в Абхазии, Приднестровье, и доказывают сейчас на Донбассе, то никакого человеческого противоречия тут нет. А критерий человечности – это основной критерий анализа жизни общества.

РЕГИОНЫ ПРИРОДНОГО ПРИОРИТЕТА МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ

Здесь надо начать с того, что таких мест в России не много и они крайне специфичны во всех без исключения проявлениях жизни там. В основном, речь идёт о Крайнем Севере, Арктике. Возможно, это эталон простоты ситуации национального вопроса.

Русские здесь никогда не жили, и никогда русская культура не противопоставлялась местной, автохтонной. Правда, есть достаточно любопытное исключение. На севере Якутии, в низовьях Индигарки уже сотни лет существует село Русское Устье. По преданиям местных жителей, село было основано русскими поморами в конце 16 века. Выходцы из Новгорода Великого бежали сюда от преследования опричников Ивана Грозного предположительно около 1570 года.

В наше время рускоустьинцев выделяют в отдельную культурно-этнографическую группу русских.

Поразительно, что живя в окружении местных народностей, отчасти смешиваясь с ними, жители Русского Устья, тем не менее, сохранили практически в неприкосновенности свой родной язык и устное народное творчество. Самое главное, что

свидетельствует о силе их русской культуры – рускоустьинцы сумели сохранить истинно русское самосознание.

В связи с этим не лишне упомянуть и своеобразный культурный парадокс, который отмечали многие путешественники: чем дальше продвигаешься по Якутии на север, тем большее распространение имеет знание русского языка среди аборигенного населения.

Иными словами культура Русского Устья стала некой точкой неконтролируемого и нерегулируемого распространения русской культуры.

Это удивительный пример природной гармонии.

В тех местах, куда русские попадали позже и не собирались жить постоянно (этот процесс продолжается в основном в связи с вахтовым освоением природных богатств) никогда не возникал и не возникает вопрос насильственного насаждения русских культурных приоритетов. Сама природа говорит, что всему своё место.

Разумеется, кто-то может вспомнить о примерах искусственной христианизации коренного населения Севера. Но сама жизнь показала, что там, где христианизация действительно была искусственной, там положительного результата достигнуто и не было.

Здесь надо отметить ещё один очень важный аспект взаимодействия культур. Ни в коем случае не следует путать «русскую культуру» и псевдо культуру «советского освоения Арктики». Последствия бесшабашной атаки на природу и культуру Арктических пространств навсегда останутся поучительным примером античеловеческой политики, как по отношению к местным жителям, так и к русским, которые вынуждены были участвовать в этой и политической, и социально экономической кампании.

ЧУКОТКА

Здесь будет рассмотрен самый печальный пример взаимодействия с национальной культурой,… которая практически уже не существует. В такой предельно критической ситуации сохранения национальных культур Чукотки необходим хотя бы самый схематический анализ предыстории.

Несмотря на сложившийся в обиходе образ чукчи из многочисленных анекдотов, исторически этот народ северо-востока Азии всегда отличался крайней агрессивностью, глубокими военными традициями и национальным самосознанием. Достаточно упомянуть общепризнанный исторический факт – война с чукчами, это единственная колониальная война Российской Империи, которую могучая держава проиграла.

В 1765 году российский Сенат признал, что «Анадырская партия бесполезна и народу тягостна». В 1771 году в Аанадырском остроге были разрушены крепостные укрепления и форпост русской власти на северо-востоке Сибири перестал существовать. Чукчи расширили свои владения, изгнав коряков на Гижигу, а юкагиров - на Колыму.

Чтобы обезопасить край от английских и французских экспедиций, в 1776 году Екатерина Великая указала приложить все усилия для принятия чукчей в российское подданство. Чукчам даровались широчайшие права. По указу Екатерины чукчи освобождались от ясака на 10 лет и во внутренних делах сохраняли полную независимость.

При этом, благодаря своей воинской силе, русские заслужили у чукчей признанное уважение. Хотя ко всем своим соседям без исключения, чукчи относились крайне высокомерно. Это откровенно читается в фольклоре. В народных сказаниях чукчей только русские, помимо самих чукчей, называются собственно людьми (исконное самоназвание чукчей – «луораветлан», что переводится, как «настоящие люди»).

Последующие попытки христианизации чукчей потерпели сокрушительное поражение.

Но, со временем культура чукчей была повержена. И начало уничтожения чукчей положила война «серебряными копьями» - неминуемые торговые контакты с цивилизацией. За спирт чукчи готовы были продать абсолютно всё. Продажа жён и дочерей не была редким явлением.

Эстафету алкогольной экспансии продолжили большевики. Поразительный парадокс – каждый шаг искусственного приобщения чукчей к социалистической культуре быта, безвозвратно разрушал чукотскую культуру… Для примера, обязательное посещение чукчами ненавистной бани стимулировалось возможностью выпить бесплатные 100 грамм спирта на её выходе. Но посещения бани заканчивались для чукчей запоем – они по нескольку раз вставали в очередь на помывку, внутри лишь показательно мочили волосы водой, и на выходе получали новую порцию спирта.

Сегодня из числа проживающих на Чукотке 12-ти тысяч чукчей лишь в глубинных районах тундры сохранились редкие очаги подлинной чукотской культуры. В большинстве цивилизованных населённых пунктах врождённый алкоголизм начинает проявляться у местного населения с 10-летнего возраста. Ни о каком естественном сохранении чукотской культуры не может быть и речи.

Помимо этого, страшно то, что тотальное разрушение отдельной национальной культуры начинает проявляться в виде заразной эпидемии в отношении других культур, уничтожая всё, что соприкасается с ней.

Потенциально оппозиционная чукотской культуре, русская, здесь даже не деградирует, а просто не находит никакой почвы для развития. На Чукотке сегодня реально владеют ситуацией временщики, для которых любая культура воспринимается как бесполезная химера, отвлекающая от зарабатывания денег.

 

ЯКУТИЯ

Это не только крупнейший субъект Российской Федерации, и самая большая административно-территориальная единица в мире, но и редчайший феномен исторического этногенеза.

Многие процессы развития общества здесь не всегда удаётся обосновать научно – их можно только констатировать. Якуты (народ саха) пришли в этот край с Юга в несколько этапов, вытесненные в результате сложных этнокультурных процессов кочевых народов байкальского региона.

В свою очередь они оказали давление на аборигенные народы северного края. В основном это были различные эвенкийские кланы, в меньшей степени эвены и юкагиры. Существует мнение, что принципиального противостояния на уровне выживания этносов не было. Якуты, кочевники-скотоводы, лишь потеснили в леса и горы с низинных и безлесных участков эвенков-охотников и оленеводов.

Так или иначе, но со временем якутский язык стал объединяющей культурной нормой для всех жителей этого огромного региона. Здесь уместна аналогия с русским языком, который исторически объединяет народы России и ближнего зарубежья.

Нельзя недооценивать и тот факт, что в длительный период превращения Якутии в территорию огромного ссыльного лагеря (начиная с середины 17 века), большинство приезжих начинали общаться на якутском языке. В предреволюционные годы 20-го века языком светских салонов ссыльных русских был также якутский язык.

Политические реалии ближайшей истории свидетельствуют не столько об определённом культурном плюрализме на просторах Якутии, сколько о мудрости якутских политиков. В советский период лидеры якутской культуры разных формаций никогда не вступали в конфронтацию с центральной властью ради сохранения основ своих культурных ценностей.

В результате сегодня якутский народ активно преумножает все компоненты своей культуры.

Одна из положительных характеристик национального вопроса Якутии – здесь никогда на государственном уровне (и практически никогда на бытовом) не противопоставлялись русская и якутская культуры, в силу мощнейших местных традиций и той и другой.

Отдалённость от центра с одной стороны, и изолированность с другой, всегда сближали эти этносы, неформально делая их единым народом. Такой центростремительной культурной тенденции способствует и объединённое хозяйствование с эвенками, эвенами, юкагирами, чукчами, проживающими на территории Республики Саха.

Сознание якутов, в сравнении с рядом других российских этносов, меньше подвержено засилью придуманных штампов в отношении ЛДПР. И, как следствие, среди

членов ЛДПР в Якутии немало представителей якутов и малочисленных народов Севера. В перспективе это достаточно продуктивная тенденция.

Русские в Якутии не расчищают своё сугубо национально жизненное пространство за счёт других этносов. В обществе существует разумное понимание – здесь все занимают свои социокультурные ниши. Иногда такой русско-якутский симбиоз объясним на уровне нюансов, сформированных долгим историческим процессом. Но самое главное, что этот многоуровневый комплекс баланса межнациональных интересов работает.

Тут любопытно сравнить русскую и якутскую ментальность в отношении национальной самоидентификации. Иногда русских обвиняют в пассивности, что огромная общая масса русского культурного пласта инертна и совершенно не использует свой колоссальный потенциал. Вопрос достаточно спорный. Но никто не будет возражать, что внутри русского ментального поля нет принципиальных противоречий по территориальному или родовому признаку. Житель Волгограда с одинаковой симпатией относится как к уроженцу Архангельска, так и к представителю Владивостока. А в случае экстренной необходимости консолидации, русские моментально объединяются.

При этом можно совершенно объективно отметить, что среди представителей национальностей, гораздо меньших по численности, практические всегда существуют серьёзные внутренние противоречие, в основном соперничество отдельных родов. Если психологически двигаться по линейке масштаба в сторону укрупнения, то закончится это примером вечного недовольства соседом – «твоя лошадь ест траву на моём поле». Отчасти, такая социальная активность отдельных этносов России – признак пассионарности, сильного подсознательного стремления к выживанию. Но множество даже самых маленьких и незаметных трещин никогда не сделают сосуд прочнее.

Никто не обвинит меня в лукавстве, если я обращу внимание на то, что среди народа саха, среди эвенков и эвенов ситуация аналогичная. У якутов наличие двух национальных полюсов выглядит более идеологизированно.

При наличие огромного числа версий этногенеза народа саха, выскажу несколько упрощённую. Но именно эта версия гораздо более интересна для анализа, потому, что именно она является базой для спора среди обычных людей – именно они, а не учёные формируют вектор противостояния.

Согласно общепринятому, несколько вульгаризированному мнению, «монгольская» волна южный переселенцев протосаха осели в «заречной» части с негласным культурным центром в Чурапче, а поздняя «тюркская» волна сконцентрировалась в «вилюйских» улусах. Насколько это народное объяснение имеет научное подтверждение, совершенно не важно – главное, что в своих взаимоотношениях большинство населения Якутии руководствуется этим распространённым тезисом.

И непримиримое соперничество здесь налицо. Причём эта типичная межклановая конфронтация активно проявляется практически во всех жизненных реалиях. Поэтому можно услышать шутку, которая не далека от истины: «В Якутии, не смотря ни на что, всегда будет двухпартийная система».

Национальная доктрина ЛДПР в Якутии не просто защищает русскую культуру и поддерживает якутскую – обе культуры в этом огромном регионе помогают взаимному развитию. Позиция ЛДПР однозначна. Русская и якутская культуры настолько тесно связаны, что искусственное навязывание одной приведёт к дисгармонии внутри единого многополярного социо-культурного организма.

Этот опыт можно использовать для других, менее благополучных в национальном вопросе регионов, проецируя на местные условия, хотя перенести его чисто механически невозможно.

Разумеется, в связи со сложностью темы очень хотелось бы на уровне теоретической партийной платформы ЛДПР постоянно работать с этим огромным информационным массивом. И кажется вполне целесообразным провести на эту тему в первую очередь обмен мнениями по опыту регионов.

Ситуация непростая и тем она привлекательна для работы

 

Андрей И